Суббота, 24.07.2021, 19:57

Приветствую Вас Гость | RSS

Главная » 2011 » Май » 8 » «Распадская»: год спустя
19:54
«Распадская»: год спустя

В Междуреченске в эти дни поминают погибших год назад на «Распадской» шахтеров и горноспасателей. А на самой шахте и сами распадцы, и горноспасатели продолжают ликвидировать последствия двух взрывов метана, которые специалисты называют сами масштабными в постсоветской России. И дважды в день – утром и вечером, так тут было установлено 9 мая прошлого года, штаб по ликвидации аварии решает, что делать дальше.

За год, по признанию ответственного руководителя штаба, первого заместителя директора ОАО «Распадская» Александра Петрова, решения, которые принимались за этот год, в итоге не раз становились уникальными для отрасли в целом. И хотя, как и год назад, сегодня на «Распадской» воздерживаются от четких прогнозов относительно сроков завершения работ, все, что уже сделано за год, дает здесь надежду на скорое восстановление шахты.

Пожар продолжается

Командир Новокузнецкого отдельного военизированного горноспасательного отряда Александр Апальков, который сам на «Распадской» с ночи 9 мая 2010 года, в минувшую среду на заседании штаба напомнил, что тогда было на шахте после взрывов. Очаги пожара на 6-м и 7-м пластах. Тушить их было практически нечем, потому что вся система противопожарной защиты шахты была разрушена. В выработки подавалось лишь около 30% воздуха от потребности, потому что главный вентилятор проветривания был выведен из строя. Это не позволяло вести поисково-спасательные работы. Вентилятор был восстановлен довольно быстро. Но в месте тушения пожара скапливалась опасная концентрация метана. Спасатели были вынуждены уйти.

Горящие пласты стали заливать водой – всего в шахту было подано около 2 млн кубометров воды. Другие участкиизолировались с помощью перемычек, чтобы очаги пожара не возвращались. Всего на сегодня их установлено 147. Сложности остаются и сегодня, говорит Александр Апальков, потому что продолжает действовать пожар: очаги на 6-м пласту залить водой до конца не удалось. «Мы прошли уже более 2 км, чтобы выйти на пласт №6, где остались шахтеры. Сейчас завершаем последнюю перемычку. Двигаемся сложно. Возможности применять технику нет. Фактически отбойным молотком проходим», – рассказывает Александр Апальков. Но как все пойдет после того, как перемычка будет готова, он не загадывает. Главное – откачка воды, запуск вентиляции, поиск пострадавших. Но в какие сроки это возможно, будет понятно, с чем горноспасатели столкнутся в лаве. За прошлый год часто бывало так, что впереди был сплошной завал.

Все, кто работал этот год и продолжает работать на «Распадской», говорят об уникальности и сложностиэтойаварии. Специалистам многое пришлось первыми применять – в частности, некоторые методы тушения пожара и контроля за рудничной атмосферой. Так, впервые в России здесь с поверхности через пробуренные скважины возводились огнезащитные перемычки, подавались инертная пена (1,6 млн кубометров) и азот (3 млн азота).

Шахта дает уголь

16 декабря прошлого года «Распадская» из лавы 4-9-21-бис дала первый уголь после аварии. Решение уникальное – на разработку лавы готовился отдельный проект, который прошел все согласительные процедуры под жестким контролем Ростехнадзора. Сейчас, по словам Александра Петрова, генпроектировщик ЗАО «Гипроуголь» выполнил проект второго этапа восстановления добычи на «Распадской». Запуск лавы 4-7-25 с запасами 1,4 млн тонн угля намечен на второй квартал 2011 года. В третьем квартале будет запущена лава 4-9-25 с запасами 2,4 млн тонн. Это даст возможность добыть в этом году 2,5 млн тонн угля.

Александр Петров подчеркивает, что основные задачи и сегодня – это ликвидация аварии и поисковые работы. Второе – максимальное восстановление предприятия. С начала восстановительных работ налажена бесперебойная работа вентилятора главного проветривания, который сегодня обеспечивает до 40% потребностей «Распадской» в воздухе. На вентиляционной установке ствола блока №4 («Глухая) сейчас завершаются монтажные работы, устанавливается оборудование, пуск которого ожидается в августе. Именно с этого комплекса, год назад полностью разрушенного взрывной волной, воздух будет подаваться на аварийные участки, куда пробиваются горноспасатели.

С 18 августа прошлого года в работе водоотливные установки. В общей сложности откачали уже 1,6 млн кубометров воды (по расчетам, на аварийном пласту 550 тыс. куб. м). В самой шахте перекреплен 21 км выработок. Ведется монтаж оборудования, конвейерных и транспортных систем.

Новые системы безопасности – отдельная тема в программе восстановления «Распадской». Шахта, где применялись все самые передовые разработки в этой сфере, сейчас приобретает и устанавливает новые системы контроля над рудничной атмосферой, транспортировки людей и оборудования. В шахте установлена система подземной радиосвязи: голосовая связь с людьми в любой точке. На 9-м пласту оборудован пункт безопасного переключения самоспасателей. Совершенствуются системы предсменного досмотра и обучения шахтеров.

Самовосстановление

Ликвидацией аварии и восстановлением шахты занимаются профессионалы – горноспасатели, шахтостроители. Однако основные работы все же распадцы выполняют сами. Сейчас на ликвидации занято 2259 человек. Своими профильными работами – 1269 шахтеров. По словам директора шахты Сергея Баканяева, за этот год «Распадской» удалось главное – сохранить коллектив.

Во многом возможным это стало потому, что предприятие, несмотря на сокращение финансовых возможностей, выполнило все обязательства перед коллективом. По поручению председателя правительства Владимира Путина с 1 июня прошлого года на «Распадской» было введено новое положение об оплате труда. Зарплата рассчитывалась по повременной схеме, исходя из уровня средней зарплаты за 1 квартал 2010 года. При этом уровень зарплаты для основных профессий (горнорабочий очистного забоя, машинист горно-выемочных машин и электрослесарь 5-го разряда) не должен быть менее 40 тыс. рублей. К этому прибавилось и обязательство обеспечивать в зарплате не менее 70% условно постоянной части. По данным финансового директора Распадской угольной компании Олега Харитонова, сейчас рабочие основных специальностей пятого разряда, занятые на добыче угля, получают в среднем 45-47 тыс. рублей. А уровень зарплаты 2010 года по сравнению с уровнем 2009-го вырос на 25%. Это, кстати, почти на четверть выше, чем в среднем по Кузбассу. При этом руководство «Распадской» подчеркивает, что сегодня предприятие уже возвращается к доаварийной схеме работы, когда уровень зарплаты зависел от безопасно добытых тонн, количества пройденных метров выработки. Что уже само по себе – признак стабильности угольного предприятия. Хотя об этом, наверное, больше говорит другой факт – шахта возобновила прием на работу.

По данным замгубернатора по угольной промышленности и энергетике Андрея Малахова, в целом на решение социально-бытовых проблем семей погибших и пострадавших в аварии на «Распадской» пошло более 440 млн рублей. Из резервного фонда правительства РФ, областного бюджета, средств «Распадской», добровольных пожертвований деньги выделялись на выплату компенсаций, погашение кредитов, выплату пособий. На сегодня решены практически все вопросы, связанные с предоставлением жилья, обучением студентов – детей погибших – в вузах, с устройством детей в детские сады, детским отдыхом.

Выполняются и другие правительственные поручения, касающиеся решения инфраструктурных проблем «Распадской» и Междуреченска. В частности, ведется строительство ЛЭП и новой подстанции для шахты. Выполнен новый проект строительства медицинского центра в городе. На согласовании в правительстве находится подготовленный новый проект в сфере безопасности – создания на базе ВГСЧ центра, в котором шахтеры и горноспасатели могли бы проходить обучение и тренировку. Также подготовлен новый пакет нормативных документов в области безопасности.

Бригадиры

В декабре прошлого года на «Распадской» была введена в эксплуатацию первая после аварии лава 4-9-21. Ее в свое время подготовили проходчики участка №4 – бригады Сергея Володкина иМаксима Копысова. Сейчас их бригады работают над восстановлением выработок и готовят новый подготовительный забой.

Такое не забывается

- Этот тяжелый год мы пережили в бригаде вместе, ни один человек не уволился, ни один не испугался трудностей, – говорит бригадир Сергей Володкин. В бригаде Максима тоже стабильно. Ушли единицы – лишь по состоянию здоровья или на пенсию. Как говорится, «естественный отток».

А вот потери в коллективе были. Причем невосполнимые. В аварии погибли 30-летний помощник начальника участка Андрей Татур, отличный парень, потомственный горняк, классные специалисты — 49-летний машинист горных выемочных машин Александр Петров и 52-летний подземный электрослесарь Александр Рязанов. Андрей Татур, рискуя жизнью, пошел в нижний забой предупредить рабочих об опасности. И не смог спастись сам…

Пострадали во время взрыва три проходчика: Вадим Емелькин, Алексей Перминов и Павел Ефремов. Причем 27-летний Алексей Перминов спас жизнь двум своим товарищам по бригаде. Когда случился первый взрыв, все в забое начало падать, в кромешной темноте 35-летний проходчик Вадим Емелькин сломал ногу (как потом оказалось, перелом был сложный, со смещением) и уже готовился к смерти, так как не мог самостоятельно передвигаться. Его взвалил на себя Алексей и тащил полтора километра, пока не встретились горноспасатели. После Перминов увидел еще одного проходчика из своей бригады, 21-летнего Павла Ефремова, тот по неопытности неправильно воспользовался самоспасателем и задыхался. Алексей помог ему включиться в самоспасатель. И это несмотря на то, что у самого кислород был на исходе. Последние метры Алексей преодолевал уже без самоспасателя и отравился угарным газом.

Но теперь, можно сказать, с ребятами все в порядке. Вадим пролечился в московской клинике, прошел реабилитацию в санатории, сейчас долечивается дома. На участке о нем помнят и ждут возвращения. Павел Ефремов тоже в строю, шахтерскую профессию на другую не променял, наоборот, за это время успел получить диплом инженера и работает на своем же участке мастером.

Алексей Перминов за самоотверженность через месяц после аварии получил областную медаль «За честь и мужество», а зимой указом президента был удостоен ордена Мужества. Но слава орденоносца не испортила, он не загордился, остался таким же верным другом и надежным товарищем, что в шахте особенно ценится.

- Леша Перминов начинал в бригаде учеником. Сейчас уже дорос до звеньевого. Душа коллектива, очень хороший парень – так отзывается о нем бригадир Сергей Володкин.

Тот день, 9 мая 2010 года, в Междуреченске никто не забудет.

- Мне утром позвонили, сказали, что взрыв… Я собрался, сразу поехал на шахту. На участке узнал, что и наши ребята попали… Все последующие дни постоянно был на шахте, – вспоминает Сергей Николаевич.

Спрашиваю, не возникало ли желание сразу после аварии уйти с шахты, найти себе другое дело? Ведь каждый из шахтеров не раз тогда подумал, насколько опасна профессия.

- Откровенно? Нет! – отвечают оба бригадира. – И в бригадах ни у кого не было таких разговоров. Город у нас шахтерский. Шахта уже своя… И дело свое знаешь…

Они рассказывают, что каждый тогда понимал, насколько тяжелой будет работа по восстановлению шахты. Сначала выполняли работы на поверхности, потом начали монтировать водоотлив, чтобы откачивать воду из горных выработок. А спустя месяц уже начали заниматься восстановлением шахты: зачисткой, перекрепкой выработок, монтажом ленточных конвейеров. Получили новую технику – немецкие погрузочные машины, монтировали монорельсовую дорогу. То есть работали там же, на девятом пласту конвейерного уклона и западного путевого уклона 4-9, где и раньше. Сейчас именно на этом пласту, наименее пострадавшем от аварии, сосредоточены основные силы шахты.

Сергей Николаевич вспоминает: когда впервые после аварии оказался в шахте, поразил стойкий запах гари – запах той страшной беды, которая еще долго будет тревожить сердца всех, кто хоть как-то с ней соприкоснулся. А ведь забой их участка находился далеко от эпицентра взрыва. Но и здесь взрывная волна оставила свой разрушительный след.

Переоценка ценностей

Сами бригадиры – из шахтерских династий. У Максима и отец, и дядьки шахтеры, и двоюродные братья. Это не редкость для шахтерского Междуреченска. Максим Копысов – самый молодой бригадир на шахте, вчерашнему выпускнику СибГИУ едва исполнилось 27 лет. Но на шахте он уже шесть лет, в том числе два года возглавляет бригаду. А начинал, как все, горнорабочим, потом работал проходчиком вместе с Сергеем Володкиным. Отработав в шахте смену, спешил вечером на занятия в университет. Так, вечерне-очно, без отрыва от производства, и получил высшее образование. Теперь он убежден, что шахтерскую профессию можно познать только на деле, теоретические знания обязательно должны подкрепляться практическим опытом.

У Сергея Володкина шахтерского опыта и практических знаний достаточно. На «Распадской» он уже 27 лет. Окончил курсы горнорабочих, проходчиков, потом заочно Осинниковский горный техникум, работал горным мастером, а с прошлого года возглавил бригаду.

«Наши коллективы неразлучны», – говорят бригадиры. Действительно, обе бригады трудятся бок о бок, выполняя одни производственные задачи, все рабочие чувствуют себя одним монолитным коллективом, дружат и бригадиры, ведь многие вопросы им приходится решать сообща. Они считают, что весь участок, а это их две бригады, – неделимое целое. Поэтому горе и радость воспринимают как общие.

Что изменилось на шахте? Смена, как и раньше, начинается с инструктажа. Конечно, контроль стал еще строже. Периодически всей сменой или участком стали проходить тесты на алкоголь и наркотические вещества. Но из бригад Володкина и Копысова домой по результатам тестов еще никого не отправляли. А вот к себе шахтеры стали относиться гораздо строже, замечают мои собеседники. И это главное изменение.

В бригадах знают друг о друге все и при необходимости придут на помощь. Это уже традиция. Как и то, что в мае уже на протяжении нескольких лет семьями выезжают на природу. Коллектив сплачивается и на таких неофициальных мероприятиях, считает Володкин. И это положительно сказывается на работе.

«У нас каждый на своем месте» – так, без лишних эпитетов, привыкли говорить друг о друге шахтеры. И все же несколько фамилий бригадиры называют: Моисеев, Савостиков, Косолапов – те, кто «на своем месте» делает авторитет бригаде и участку. Из более молодого поколения – Леша Шаталов, Леша Перминов…

Воспитание по-шахтерски

В бригаде половина молодежи. «Ребята молодцы все», – отзывается бригадир. Когда-то они были здесь на практике после окончания курсов, поработали, присмотрелись к людям, увидели, какие отношения в коллективе, и захотели остаться.

- У нас никто не стесняется подсказать молодому рабочему, если он что-то не так делает или долго отдыхает, в то время как другие вкалывают, – говорит Сергей Николаевич. – Приходят ребята и из училища №62. Моя супруга Ольга Степановна там работает мастером производственного обучения и ведет горное дело, поэтому я часто «подтягиваю» самых сорвиголов к себе на участок для воспитания. И, глядишь, за время практики ребята совсем другими становятся. Влияет сама обстановка, отношения между людьми в бригаде, здесь никто не хамит, никто не обижает друг друга. Да и нецензурных слов в обиходе нет. У нас и шуткой могут на место поставить.

- Когда в коллектив приходит новый человек, он вынужден жить по нашим правилам, – дополняет Максим Копысов, – альтернативы нет. Ну а если эти правила не устраивают, то… ищите себе другой коллектив. А основное правило в шахтерских бригадах немудреное: если все работают, то и ты не отлынивай.

Сомнений в том, что шахта возродится, у бригадиров нет. Сделано уже очень много, шахта должна справиться со своей бедой. И, конечно, общая цель у всех – поскорее откачать воду и добраться до шестого пласта, где до сих пор остаются пострадавшие.

- У меня там лучший школьный друг остался, горнорабочий очистного забоя Тахир Фатхутдинов, – с горечью в голосе говорит Сергей Володкин.

Так получилось, что 9 мая – светлый Праздник Победы – стал для шахтеров «Распадской» днем печали. В этот день Володкин и Копысов, как и все распадцы, вновь вспомнят своих товарищей, чьи жизни унесла большая беда. Встретятся, поговорят, справятся у Вадима Емелькина о здоровье и обязательно скажут, что в коллективе его ждут. А потом воротятся к своим семьям и проведут день на природе. Сергей Николаевич непременно сводит в парк своего любимого годовалого внучонка. Ведь все-таки 9 Мая – это День Победы, святой праздник, и от него, по словам Сергея Володкина, никуда не денешься.

http://www.kuzbass85.ru, 07.05.2011 15:39

Просмотров: 377 | Добавил: vopeople | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0