Суббота, 24.07.2021, 05:09

Приветствую Вас Гость | RSS

Главная » 2012 » Сентябрь » 28 » "Разрез Аршановский" рассказал Хакасии и еженедельнику "Шанс" о себе всю правду
18:44
"Разрез Аршановский" рассказал Хакасии и еженедельнику "Шанс" о себе всю правду

В апреле 2012 года завершился федеральный конкурс на право пользования недрами с целью разведки и добычи каменного угля на участке Аршановский 1 Бейского каменноугольного место-рождения в Республике Хакасия. Это означает, что вскоре в Хакасии должно появиться новое угледобывающее предприятие.

О перспективах развития угольной отрасли в регионе корреспондент «Шанса» беседует с генеральным директором ООО «Разрез Аршановский» Юрием Бугаевым и техническим директором Борисом Исайченковым (Стиль и орфография автора сохранены).

КТО ОН И ОТКУДА

- Господа, расскажите, как вам удалось выиграть объект Хакасии?

- Изначально в конкурсе участвовало семь компаний, но в финальную часть вышли три. Конкурс проводился на предмет того, кто сможет предложить наиболее рациональное использование природных ресурсов. Проводили его в Роснедра, все документы готовились в Хакаснедра. В итоге, конкурс выиграло 000 «Разрез Аршановский».

Наши расчеты оказались более перспективными, это отразилось в приказе Роснедра и в протоколе. 680 миллионов тонн угля запасов на 129 лет, в 620 миллионов рублей нам это обошлось (разовый платеж).

В настоящий момент готовится проект, занимается этим проектная организация «Сибгеопроект» (Кемерово), а после нового года состоится экспертиза в Москве. По сути, она включает в себя шесть экспертиз: это экология, надзор, техника безопасности и т.д. Сейчас готовится техническая документация, ведутся проектные работы. Ничего такого, как снос деревень или что-то подобное, о чем сейчас говорят, проект не предусматривает. И пока он не пройдет все необходимые согласования, мы начать работать не имеем права.

- Но какие-то работы уже ведутся?

- Сейчас ведутся проектные работы, у нас есть на это соответствующее разрешение. Мы изучаем плодородный слой и так далее, чтобы определить направление, в котором нам нужно вести производство. Позже будут проведены публичные слушания, по закону они должны пройти непосредственно в Аршаново. Там проектировщик сделает доклад, а у нас уже будет проект социального сотрудничества, просчитаны налоговые поступления в район и республику.

- Как планируете закрепиться в регионе?

- Чтобы закрепиться и привлечь людей, нам необходимо делать упор на социальной программе. Что мы хотим? Проблема из проблем — это вывезти уголь из Хакасии: та железная дорога, что есть, сейчас пол­ностью загружена. Поэтому будет проектироваться строительство железной дороги от Аршановского месторождения до станции Хоных протяженностью около 20 километров и, возможно, строительстве- авто и ж/д моста через реку Абакан. Это позволит нам работать автономно и вывезти к 2017 году до 5 миллионов тонн/км.

Это очень дорогое удовольствие, в пределах 2 млрд, но другого выхода у нас нет. Пока мост не будет построен, то есть в течение примерно трех лет, мы планируем реализовывать уголь здесь, поскольку большинство коммунальных предприятий Хакасии работают на угле. Газа здесь нет, поэтому рынок сбыта мы найдем. В целом 56% предполагается реализовать внутри страны, а 44% — на экспорт.

Уголь в Хакасии несколько хуже по качеству, чем в том же Кузбассе, но пока есть Дальний Восток, уголь из республики будет востребован.

СОЦИАЛКА - ДЕНЕГ НЕ ЖАЛКО

- В ходе конкурса вы указали, что планируете в 2012-2016 годах направить 17,5 млн. рублей на финансирование социально-экономических программ Алтайского района Хакасии. Это и есть социальная программа?

- В социальном плане один из сложнейших вопросов — это кадры. Нам нужны бульдозеристы, экскаваторщики. Мы будем работать с местными техникумами, чтобы заранее готовить кадры, а не переманивать людей.

Кадровая проблема существует не только на уровне рабочей силы, в основном, не хватает сотрудников среднего звена: это мастера, начальники участков, участковые маркшейдеры. Горные институты в последнее время готовят, в основном, менеджеров и юристов, а мы создадим группу, чтобы там люди учились, это будет местный университет. Нет ведущих специалистов, поэтому нам нужно работать на перспективу. Сейчас мы думаем над этим: например, если пришел человек к нам работать мастером, в дальнейшем у него должна быть перспектива стать начальником участка. Если у него сын — пусть учится, мы будем платить стипендию, а потом и его возьмем не работу.

- А на что 17,3 млн все-таки?

- Мы планируем подписать с республикой положение о социальном сотрудничестве. Разрез новый, под него можно провести необходимую социальную программу. При разумном управлении все социальные вопросы можно решать. Сейчас работаем с районами, чтобы наладить отношения, и все сложилось нормально. Берем "шефство" над двумя районами: Алтайским и Усть-Абаканским. Это ремонт школ, дорог, освещение поселка, потому что в перспективе там будут жить наши люди, и мы должны это сделать. Планируем создать свой профилакторий, будем разрабатывать курсы повышения квалификации все­возможные, потому что техника вся новая импортная.

Кроме того, почему бы не открыть при предприятии цех по пошиву спецодежды, 15-20 женщин будут там трудиться. Вообще, около 1000 сотрудников у нас на предприятии будет, и наша задача, как руководства, — наладить хороший социальный климат. Планируем построить медпункт, клуб или дом культуры, а также спортивные сооружения, чтобы там занимались люди. Надеемся предусмотреть выдачу бесплатного угля для работников бюджетных организаций, малообеспеченных семей. Потом не забывайте, что новое предприятие - это налоги, поступления в бюджет, а, значит, возможность решать социальные проблемы вместе с руководством региона.

- Пока готовится смена, где и как будет решаться кадровая проблема?

- Проблема еще в том, что в целом в Хакасии есть определенный уровень безработицы, и люди вынуждены работать вахтовым методом. Многих не устраивают зарплаты, которые они там получают, а могли бы зарабатывать здесь.

- А какова будет заработная плата у сотрудников разреза, если не секрет?

- Нет, это абсолютно не секрет. В пределах 40 тысяч рублей будет заработная плата основных профессий.

- Откуда у вас столько денег?

- Вопрос финансирования у нас решен. Главный кредитор - Сбербанк Российской Федерации.

ЭКОЛОГИЯ ВНЕ ЗОНЫ РИСКА

- Больше всего людей волнует аспект экологии. Принято считать, что уголь — это вредное производство...

- Без экологической экспертизы мы не сможем начать строительство. Придет прокурор, и все. Есть комитет по экологии республиканский, если что-то мы нарушаем, они приходят и все останавливают, это в их власти. Когда государство выставляло месторождение на конкурс, там было проведено исследование на предмет экологии. Согласно закону о недрах, государство проводит полностью все работы, уже есть описание этого месторождения, какие запасы там, а также полное экологическое обоснование проведения открытых работ. Но мы будем проходить еще экспертизу, чтобы это подтвердить.

- Почему для вас важно работать именно на этом месторождении?

- Это месторождение важно не нам, а государству. Государство решает, что. когда и где разрабатывать. Например, в Хакасии есть более удобные месторождения, но государство их оставляет в резерве на случай непредвиденных обстоятельств. Мы же не просто пришли и начали разрабатывать, это решает государство, согласно закону о недрах. Мы просто исполнители.

- Также общественное мнение волнует, что разрез будет находиться чуть ли не в самой деревне, непосредственно там, где живут люди. Это так?

- Непосредственно от разреза - километр до населенного пункта, что допускается по всем ГОСТам. Но! Разработка месторождения будет вестись в пределам санитарно-защитной зоны, на расстоянии от насе­ленного пункта, установленной проектом (2-3 км). Там есть частные земли, но, в основном, земли администрации района, По закону, мы делаем межевание, заключаем договор и платим аренду. У нас также предусмотрен проект рекультивации земли, к примеру, как в Черногорском разрезе посадили вишневые сады.

- Как быть с водой и уникальным урочищем Сорокоозерки? Им не грозит экологическая катастрофа?

- Работы на разрезе не повлияют на урочище Сорокоозерки, до них расстояние - более 20 километров. Сейчас мы разрабатываем барражную завесу, которая будет ограждать месторождение от воды, и на озера качество откачиваемой воды не повлияет.

Хакасия, 28 сентября 2012

Просмотров: 586 | Добавил: vopeople | Теги: Угольная отрасль России | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0