Воскресенье, 25.07.2021, 05:23

Приветствую Вас Гость | RSS

Главная » 2011 » Октябрь » 21 » "Болотные державы" возьмутся за торфяники
21:33
"Болотные державы" возьмутся за торфяники

С 14 октября, в Подмосковье стартует российско-германский проект, касающийся восстановления торфяных болот. В изложении ряда СМИ, это выглядит так, что немецкие коллеги помогут обводнить более 40 тыс. га заброшенных торфяников, дабы они снова стали болотами и больше не горели. Германская сторона выделяет на это 5 млн евро.

Любознательному читателю промелькнувшие сообщения могут навеять немало исторических ассоциаций – причем, не только технарю, но и гуманитарию. Германия – великая болотная страна, в которой почти все болота – а это колоссальные территории – к настоящему времени осушены. Начало этого великого осушительного процесса запечатлено в "Фаусте" Гете, а особенно далеко продвинулось осушение болот в гитлеровском рейхе, когда появилась массовая даровая рабочая сила в виде заключенных концлагерей.

Немцы-заключенные сложили в те годы знаменитую песню "Болотные солдаты". Ее очень простой и незатейливый текст заключенные-переводчики из всех стран Европы так же незатейливо перевели на множество языков. В русском варианте (или в одном из русских вариантов) последний куплет звучит так: "Но не век стоит запруда, и не век стоит зима. Час придет – и нас отсюда вырвет Родина сама. Болотные солдаты швырнут тогда лопаты все в топь".

Любопытную деталь можно встретить в мемуарах немецких генералов: в ставке фюрера в Вольфшанце в Восточной Пруссии в воздухе стоял бензиновый дух, потому что Гитлер приказал "пронефтевать", полить нефтепродуктами все болота вокруг ставки в надежде извести комаров. По свидетельству генералов, борьба с комарами оказалась совершенно неэффективной.

В наши дни, как говорят очевидцы, в Германии остались очень небольшие, по нескольку га, участки болот, которые охраняют как зеницу ока. Естественно, охраняют и восстанавливают не комариные низовые, а ценные верховые болота, к каковым и относятся торфяники.

В том, что у немецких коллег имеется богатейший опыт обращения с болотами, сомневаться не приходится. Впрочем, и в России специалисты по болотам ценнейшие, и объединение усилий двух болотных держав обещает мощные результаты.

Но если кому-то уже почудился грозный рев Faun и прочей германской техники, с раннего утра в пятницу бороздящей торфяные просторы на востоке Подмосковья, то можно не фантазировать. Ничего грандиозного на вид не происходит. Работы будут носить скорее характер "командно-штабных учений".

Корреспондент "Росбалта" связался с одним из авторов проекта с российской стороны, директором Института лесоведения РАН Андреем Сириным. Как с добродушной иронией отметил Андрей Артурович, "как обычно, журналисты питаются из разных источников, и получается испорченный телефон".

Следует различать две достаточно разные вещи. Есть государственная программа борьбы с торфяным пожарами в Московской области. Она-то и предусматривает обводнение порядка 40-50 тыс. га. Впрочем, требуется не просто "обводнение" — вообще, это слово не самое удачное – а восстановление мелиоративных систем и благоприятного водного режима.

"Задача – не залить водой, а изменить водный режим, чтобы туда начала возвращаться болотная растительность, — подчеркнул эксперт. — Она будет образовывать торф, который сам станет удерживать влагу". На эти цели из федерального бюджета выделяется порядка 4 млрд рублей: в прошлом году ассигновали 600 млн, в нынешнем — около 1 млрд.

Столь большое внимание уделяется именно Подмосковью не только по причине близости к столице, но также и потому, что Московской области вообще достался самый большой "клин" заброшенных торфяников. Торф разрабатывался очень активно еще с 1920-х годов, со времен плана ГОЭЛРО и Шатурской электростанции, – и в 1990-е годы вся эта торфяная индустрия рухнула. Брошенные сухие торфяники стали гореть: все это мы вдохнули прошлым летом, а до того – в 2002-м.

Но как именно сложится судьба восстановительной программы в нашем коррумпированном государстве, – сказать очень сложно. Как полагает Андрей Сирин, по-хорошему надо бы начать не с того, чтобы воду лить, а с тщательной инвентаризации всех земель, ранее бывших торфяниками.

"Что с этим конкретным болотом делать – каков его тип и правовой статус, чья это собственность? – напомнил собеседник агентства. -У нас же чересполосица. Масса торфяников передана в категорию сельскохозяйственных земель, у которых теперь и собственников зачастую не найдешь, они за океаном где-нибудь. Все земли надо поставить на кадастровый учет. Это огромные деньги – гораздо дороже, чем сами работы. Кроме того, сейчас образовали массу особо охраняемых природных территорий, где по закону любое изменение гидрологического режима запрещено – даже в лучшую сторону. Юридическая комедия получается".

Но, как водится в России, сначала долгое время ничего не делали, а потом, как припекло с пожарами, так бросились принимать меры в пожарном во всех отношениях порядке. И вместо скрупулезного разбора правовых бумаг, в ряде мест принялись именно что лить воду. Во что в конце концов "выльется" этот сложный процесс, неизвестно: можно лишь надеяться, что здравый смысл возьмет верх.

Что касается именно российско-германского проекта, то это отдельная история. Это прежде всего научный проект, в рождении которого участвовал целый ряд международных организаций, включая Фонд климатических инициатив и Фонд Михаэля Зуккова по охране окружающей среды. Озаботились же немцы подмосковными торфяными болотами в некоторой надежде противостоять неблагоприятным изменениям климата – пресловутому глобальному потеплению.

Когда в заброшенных торфяниках восстанавливается водный режим и возвращается болотная растительность, начинается новый процесс торфообразования. Только на этот раз ученых не торф как полезное ископаемое интересует – а то, что он поглощает углекислый газ и связывает, "депонирует" углерод. И таким образом замедляется образование парниковых газов, которые и принято считать причиной климатических неприятностей.

Правда, и тут не все просто. Поначалу процесс обводнения стимулирует выделение метана. "На короткое время это может дать и ухудшение: метан – более активный парниковый газ, — отметил Андрей Сирин. — Но в дальней перспективе это однозначно положительно".

Между прочим, немецкие коллеги больших успехов добились в Белоруссии, где уже успешно восстановили порядка 15 тыс. га торфяных болот. Но в Белоруссии проще, там Лукашенко сказал, – и все работают. Не так уж мало болот и на Украине, но там у них собственники частные. В Подмосковье же, с его дикой чехардой собственников и высокими ценами на землю, будет еще труднее, чем на Украине, это все уже понимают.

Так что для начала надо всю ситуацию комплексно изучить. Но процесс этих исследований предусматривает, в числе прочего, и "пилотные обводнения точечных опытных участков".

14.10.2011 Росбалт

Просмотров: 335 | Добавил: vopeople | Теги: Угольная отрасль России, угольная промышленность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0