Четверг, 29.07.2021, 03:36

Приветствую Вас Гость | RSS

Главная » 2012 » Август » 8 » Д.А.Медведев рассмотрел на совещании в г.Ленинске-Кузнецком вопросы угольной отрасли
12:08
Д.А.Медведев рассмотрел на совещании в г.Ленинске-Кузнецком вопросы угольной отрасли

Видео и полный текст материала можно посмотреть тут: http://правительство.рф/docs/20000/video.html

«Ключевой вопрос – модернизация предприятий и инфраструктуры отрасли. Надо стимулировать угольные компании к обновлению, формировать условия для глубокой переработки. Это, может быть, не менее важное направление, а даже, может быть, более важное направление, чем наращивание общих объёмов».

Стенограмма:

Д.А.Медведев: Добрый день, коллеги! Заниматься вопросами развития угольной промышленности, может быть, вдвойне эмоционально правильно после посещения шахты. Не скрою, этот опыт, конечно, полезен, и для меня, и для членов Правительства, потому что принимать решения о развитии промышленности, судьбе людей, судьбе предприятий важно, понимая, что там происходит. Я не первый раз на Кузбассе, естественно, но первый раз посмотрел, как идёт выработка, как работает шахта. Безусловно, это весьма и весьма полезно для общих представлений.

Два с половиной года назад, правда, в феврале, я посещал Кедровский угольный разрез, сегодня был на двух шахтах – на «Комсомольце», которая одна из самых возрастных, и на «Листвяжной», где мы спускались в разрез. В общем всё это, конечно, производит впечатление, но мы сегодня встретились не для обмена эмоциями, а для того чтобы обсудить текущую ситуацию, которая, безусловно, непростая. Она, правда, и не была простой. Я напомню, что в 1990-е годы шло просто огромное количество споров о путях развития российской угольной промышленности, точки зрения высказывались абсолютно противоположные, многие считали, что отрасль должна уйти, она убыточна и она не должна сохраниться в структуре новой экономики. Это ошибочная точка зрения. Масштабная реконструкция отрасли, которая идёт на протяжении последних десяти лет, продемонстрировала необоснованность этой позиции.

На сегодняшний день, и это касается не только Российской Федерации, это касается абсолютного большинства других стран, уголь является весьма ценным и перспективным источником энергии. Его потребление в мире, даже несмотря на падение цен, несмотря на кризисы, несмотря на другие проблемы, растёт опережающими темпами. Цифры вы все знаете, тем не менее я их назову для тех, кто не является специалистом: в угольной промышленности добыча увеличилась с 232 млн т. в 1998 году, то есть практически 15 лет назад, до 338 млн т. в 2011 году. Производительность труда тоже изменилась радикально. Мы сегодня об этом говорили: то, за что в советские времена, естественно, давали Героя Социалистического Труда, сейчас происходит практически повсеместно, и это не предел. В принципе к 2030 году, насколько я понимаю, есть возможность увеличить этот показатель практически в 5 раз. Вопрос в том, как это делать, делать ли это вообще, на что делать акценты.

Костяк отрасли, естественно, составляют успешные частные компании, на это и была сделана ставка. Есть крупнейшие, есть очень крупные, по значительной части прекращено государственное дотирование. Абсолютное большинство инвестиций осуществляется за счёт собственных ресурсов предприятий, но, конечно, часть инвестиций осуществляется и за счёт заёмных средств.

По моим данным, не знаю, так это или нет, вы, может быть, прокомментируете, здесь у нас присутствуют министры и другие члены Правительства: в 2011 году в отрасль инвестировано около 90 млрд рублей. Тем не менее при всех результатах, которые уже достигнуты, развитие угольной промышленности сдерживается целым рядом проблем, они вам тоже всем известны, я их назову коротко: это, конечно, изношенность основных фондов, при этом есть и проблема разведанных запасов, значительно ухудшились условия разработки месторождений. Естественно, по целому ряду объектов в силу понятных причин до сих пор используются устаревшие технологии, хотя опять же на многих предприятиях идёт их замена и, собственно, это очень важно и очень приятно.

Кроме того, это, наверное, сейчас главный вопрос, о котором сегодня мне и вы скажете, – железнодорожная структура не способна обеспечить в полном объёме потребности угольной отрасли.

Есть ещё одна тема, конечно, которая остаётся, несмотря на общее улучшение ситуации, – это воздействие предприятий на окружающую среду. Я не буду говорить элементарных вещей, тем не менее не могу не остановиться на вопросах безопасности. Повышение безопасности угледобычи является стратегическим приоритетом. Здесь много разных подходов, важных подходов, но, наверное, хорошим примером можно было бы назвать и проект по извлечению метана из угольных пластов, который реализуется здесь, на территории Кемеровской области, «Газпромом». Он был запущен как раз в ходе моей прошлой поездки. Одновременно с внедрением современных технологий, которые повышают безопасность при разработке месторождений, этот проект, конечно, способствует и реализации инновационных подходов по работе с альтернативными источниками энергии.

Ключевой вопрос – модернизация предприятий и инфраструктуры отрасли. Надо стимулировать угольные компании к обновлению, формировать условия для глубокой переработки. Это, может быть, не менее важное направление, а даже, может быть, более важное направление, чем наращивание общих объёмов. Конечно, надо не только эффективно использовать старые месторождения, но и создавать новые центры угледобычи, включая наши возможности в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Это позволит нам решить большое количество экономических и социальных проблем.

Вы знаете, что Правительство утвердило долгосрочную программу развития угольной промышленности России на период до 2030 года. Цель – устойчивое и долгосрочное снабжение страны энергоресурсами, формирование резервов для развития отечественной экономики и социальной сферы. Мы просто обязаны увеличивать и добычу, и обогащение угля за счёт внедрения современных технологий, инвестиционных разработок и инновационных разработок, укрепить обязаны наши позиции на мировом рынке, что весьма и весьма непросто с учётом того, что нас, скажем откровенно, во многих местах не ждут. С отдельных рынков (мы сегодня об этом говорили) нас просто вытесняют, а на других рынках мы обязаны конкурировать и можем конкурировать. Но в то же время очевидно, что для того, чтобы конкурировать на этих международных рынках, мы обязаны договориться внутри страны между собой, обязаны принять необходимые правительственные решения и решения, которые связывали бы основных участников производства и транспортировки.

Совершенствование логистики поставок угольной продукции – в целом эта задача очень важная, может быть, критически важная сегодня, речь идёт о железнодорожном транспорте, конечно. Мы обсуждали вчера во время поездки переход на принципы долгосрочного тарифного регулирования, я уверен, что это в целом позитивно сказалось бы на всей экономике, ну и, конечно, на экономике угольной отрасли.

Мы можем в ускоренном порядке утвердить нормативно-правовые акты, которые устанавливают требования промышленной безопасности в угольной промышленности. Проекты могут быть разработаны в соответствии с программой по улучшению условий труда в угольной промышленности.

Социальные вопросы, безусловно, остаются, я сегодня разговаривал на эту тему несколько раз с шахтёрами. Есть проблема монопрофильности, есть проблемы жилья, естественно, есть проблемы охраны здоровья, есть целый ряд других проблем, о которых я хотел бы сегодня поговорить, в том числе потому, что дал обещание поднять эти вопросы вот в этом кругу. В любом случае люди не должны быть брошены на произвол судьбы. Я хотел бы, чтобы Минфин представил в Правительство предложения по объёмам бюджетного финансирования проектов ликвидации организаций угольной промышленности и других расходов, которые связаны с реструктуризацией отдельных предприятий. И, конечно, остаётся актуальной тема переселения семей шахтёров из ветхого жилья, мы сегодня тоже об этом говорили. Деньги на эти цели тратятся в общем достаточно уже немалые, в том числе здесь, в Кемеровской области, но в то же время, конечно, всё равно проблем остаётся много. Сегодня шахтёры затрагивали проблему частного жилья. Целый ряд других проблем существует отраслевого порядка.

Давайте продолжим нашу работу. Есть предложение работать максимально компактно по двум причинам: во-первых, уже не раннее утро, во-вторых, нам ещё нужно ехать дальше, и поэтому это диктует определённый график работы. Ещё раз хотел бы поблагодарить всех, кто обеспечил нашу сегодняшнюю поездку на шахту. Уверен, что для членов Правительства это было весьма и весьма важно, в том числе для того, чтобы принимать грамотные решения о судьбе угольной промышленности.

Александр Валентинович (обращаясь к А.В.Новаку), вы в числе тех, кто побывал на шахте. Я надеюсь, что с учётом этого, вы нам сделаете основной доклад. Пожалуйста, министр энергетики.

А.В.Новак: Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники совещания! С учётом того, что Председатель Правительства сегодня посетил две шахты и руководители компаний, которые присутствовали, поставили большинство вопросов, о которых я хотел сказать, Дмитрий Анатольевич, я постараюсь коротко акцентировать внимание на некоторых из них. Хотя презентация, которая роздана и сейчас на слайдах будет, достаточно обширна, но я буквально коротко пройдусь по этой презентации, обозначу основные проблемы и какие мы хотели бы предложить решения вопросов со стороны предприятий угольной отрасли.

Как Вы справедливо отметили, Дмитрий Анатольевич, отрасль является одной из основных отраслей экономики и объединяет в себе на сегодня порядка 170 тыс. работников, а с учётом семей – это порядка 700 тыс. человек, работающих и так или иначе связанных с отраслью. И я бы хотел сказать о тех перспективах, которые мы видим в соответствии с утверждённой программой. Как Вы знаете, в 2012 году в январе была утверждена долгосрочная программа развития угольной отрасли до 2030 года. И в соответствии с этой программой (это видно на слайде) к 2030 году мы должны выйти на объём добычи угля 430 млн т. Если брать промежуточный этап, 2020 год, это будет составлять 380 млн т. Можно отметить, исходя из этого графика, что начиная с 1998 года у нас наблюдается устойчивое увеличение добычи угля, и, как Вы сказали, с 232 млн уже вышли на 336 и ещё предстоит в ближайшие 20 лет увеличить на 100 млн т в соответствии с программой. При этом мы в 2026 году выйдем на объём, который был достигнут максимально в 1990 году.

Но я хотел бы обратить внимание на структурные изменения, которые произошли за этот год. Как Вы видите, в 1990 году у нас в основном было внутреннее потребление 323 млн т и 52 млн всего на экспорт. И начиная с 2000 года, с этого времени, когда пошёл устойчивый рост, у нас внутреннее потребление незначительно растёт, при этом более высокими темпами растёт реализация продукции на экспорт. Это говорит о том, что экспорт на сегодняшний день является основным драйвером увеличения объёмов добычи угольной продукции в связи с тем, что внутренний рынок, к сожалению, значительно снизился, и при этом мы видим, он будет сохраняться, при этом темпы роста составят 0,8% в год. Основные причины этого – это газификация, внедрение современных технологий, которые в металлургическом производстве используются, в электроэнергетике и в других отраслях.

На следующем слайде я хотел показать, какие у нас перспективы увеличения экспорта и реализации экспортной продукции. Как Вы видите, в 2011 году у нас экспорт в западном направлении составил (атлантический рынок) – 79 млн т, а в восточном направлении (Азиатско-Тихоокеанский регион) – 32 млн т. При этом к 2030 году мы ожидаем незначительное увеличение по атлантическому рынку (всего 6 млн т), но при этом основным нашим спросом будет являться реализация продукции добытой на азиатско-тихоокеанском рынке. Мы обсуждали этот вопрос в том числе и с экспертами, с компанией «МакКинзи», я просил сделать анализ, каким образом видится вообще спрос рынка до 2030 года и 2050 года. Могу сказать, что общемировое потребление угля, которое сегодня составляет 27% примерно в общем энергобалансе, сохранится на период и до 2030 года, и до 2050 года. Там произойдут структурные изменения, увеличится доля возобновляемых источников энергии, гидроэнергетики, при этом уменьшится доля нефти и газа, но спрос на уголь как был, так и будет, поэтому, по оценкам экспертов, 27% доля сохранится, и основной спрос, который мы видим, - со стороны Китая, Японии, Южной Кореи, Тайваня, Вьетнама.

Как известно, наши объёмы увеличения, которые мы ожидаем к 2030 году (примерно 50 млн т.), для азиатско-тихоокеанского рынка могут быть достаточно конкурентоспособными, учитывая, что там будет спрос расти, как видно на слайде, почти в 2 раза по сравнению с нынешним уровнем к 2020 году или на 550–560 млн т.

Д.А.Медведев: Это в основном Китай или не только?

А.В.Новак: В основном Китай, Япония, Южная Корея, Вьетнам…

Д.А.Медведев: Япония, да.

А.В.Новак: При этом у нас на атлантическом рынке будет, конечно, более затруднённая ситуация, как Вы видите, в связи с тем, что в том числе и сланцевый газ, который заместил потребление угля в США, вытесняет уголь, который ранее шёл в Америку, вытесняет его в Европу. Поэтому здесь конкуренция будет более высокая, и поэтому, конечно же, нам нужно больше ориентироваться на азиатско-тихоокеанский рынок.

На следующем слайде я хотел бы показать проблемы, которые сдерживают сегодня развитие угольной отрасли. Здесь мы видим, что снизилось потребление угля по сравнению с 1988 годом в основных сегментах внутреннего рынка и в том числе в металлургии почти в 1,5 раза, в электроэнергетике – в 1,4 раза, в жилищно-коммунальном хозяйстве, в агропромышленном комплексе (о причинах я уже сказал), и в нашем российском энергобалансе на 2% произошло сокращение потребления доли угля. Газификация влияет и низкое на сегодняшний день соотношение цен газа и угля, которое сдерживает развитие угольной генерации. При этом важным моментом будет в потреблении угля являться тот момент, когда мы выйдем на равнодоходность по газу на экспорт и на внутреннем рынке.

Следующий слайд – проблемы, связанные с транспортной составляющей. Я хотел бы сказать, что угольная отрасль является специфической отраслью, в структуре затрат которых транспортная составляющая высока. Вы видите, что на энергетический уголь – это более 50%, на коксующий уголь – более 30% транспортных затрат в себестоимости с учётом издержек, связанных с реализацией и с перевалкой в портах. По сравнению с другими отраслями, где в нефтяной отрасли – это менее 10%, в алюминиевой – между 10 и 20%, в металлургии – это чуть менее 20%. Поэтому, конечно же, серьёзное влияние оказывает рост тарифов и в целом на структуру, на спрос, на возможности производства и реализации продукции.

Д.А.Медведев: Коллеги, которые занимаются развитием своих компаний, считают, что ситуация сейчас критическая. Я потом хотел бы, чтобы вы выступили и объяснили всем присутствующим, в чём вы видите её критичность на сегодняшний день.

А.В.Новак: Если позволите, Дмитрий Анатольевич, я буквально несколько слов… Вы видите на слайде, с сентября 2011 года по май 2012 года на энергетический уголь цена снизилась со 119 долларов до 89, почти на 30 долларов. Соответственно, сегодня, если себестоимость добычи составляет примерно 900 рублей (это 30 долларов), плюс транспортировка на рынки сбыта (порядка 40 долларов) и перевалка в порту (от 10 до 20 долларов, по-разному) покрывает полностью 89 долларов цены, то есть действительно на сегодняшний день ситуация очень критична. И здесь мы бы хотели предложить… В том числе мы собирались с министром транспорта Соколовым Максимом Юрьевичем, с его коллегами, с ФСТ, с Минэкономразвития и с угольными компаниями, рассматривали все проблемы, связанные с тарифообразованием. И мы хотели бы предложить варианты, которые бы позволили в том числе акционерному обществу «Российские железные дороги» иметь возможность дифференцировать свою транспортную составляющую между отраслями и внутри прейскуранта, дать поручение такое Министерству экономического развития, Федеральной службе по тарифам и Министерству транспорта совместно с Минэнерго этот вопрос рассмотреть, с тем чтобы дать возможность манёвра по тарифу на составляющую в транспортировке угля.

Следующий слайд. Хотел показать, что важным моментом при реализации продукции является наличие доступной инфраструктуры. На этом слайде видны красным узкие места в пропускной способности на сегодняшний день, синим показаны ограничивающие участки на перспективу. Это по Транссибу, по Байкало-Амурской магистрали и другим железнодорожным магистралям, которые примыкают к этим магистралям, в том числе и подходы к портам: Комсомольск-Сортировочный, Совгавань и порты в Находке, во Владивостоке.

Серьёзный момент: мы считаем, что при формировании инвестиционной программы РЖД, при формировании стратегии транспортного развития и государственной программы транспортного развития должна быть увязка, конечно же, с потребностями в том числе на перевозку угля. Но при этом, конечно, не должно быть вложений неэффективных именно просто в строительство, требующих огромных миллиардов. Мы считаем, что могут более эффективные вложения в расшивку узких мест, в том числе в оптимизацию расходов, в оптимизацию использования вагонного парка, в использование пассажирских перевозок, в улучшение скорости оборачиваемости в том числе и грузовых перевозок, и пассажирских перевозок. То есть весь набор мер, который позволит учесть потребности в увеличении объёмов реализации продукции на экспорт.

На следующем слайде мы видим, что является важнейшим для развития отрасли, – это наличие доступной портовой инфраструктуры. И для эффективного экспорта угля требуется развитие портов. Надо сказать, что компании активно сегодня вкладывают средства под свои планируемые объёмы и фактически обеспечивают для реализации своей продукции расширение портовых мощностей. При этом важно, конечно, как я уже на предыдущем слайде показал, чтобы это было синхронизировано с возможностью железнодорожной инфраструктуры. На этом слайде мы видим, что к 2030 году ожидается увеличение объёмов перевалки в портах: в северном направлении почти в 2 раза, в южном направлении почти в 3 раза и в восточном направлении более чем в 2,5 раза. Общий объём мощностей портов должен достичь к 2020 году 140 млн т, а к 2030 году 190 млн т.

Внутренними проблемами угольной промышленности, на которых я хотел бы остановиться, является на сегодня значительное ухудшение условий разработки угольных месторождений. Как Вы видите, в левом верхнем углу показано, что сегодня увеличилась средняя глубина отработки пластов подземным способом за последние 10 лет с 380 м до 402м, то есть уходим вглубь. Доля шахт опасных по взрывам метана, угольной пыли и горным ударам увеличилась в процентном отношении с 28% до 51%. А коэффициент вскрыши на открытых разрезах увеличился с 3,9 куб. м на т до 6,3, то есть ухудшаются условия ведения разработки месторождений. При этом также мы видим, что большой объём на сегодняшний день составляют неперспективные шахты и разрезы: 54% мощностей шахт и 27% мощностей разрезов относятся к числу неперспективных. Это говорит о том, что требуются серьёзные капитальные вложения в отрасль, и компании, которые имеют достаточно низкий маржинальный доход, зависящий от цены на внутреннем рынке и цены на экспорте, свои инвестиционные средства формируют как за счёт финансового результата, так и за счёт привлекаемых средств.

Я на следующем слайде показываю то, что Вы сказали во вступительном слове, – какие инвестиции в основной капитал угольных компаний были реализованы, начиная с 2002 года. Вы видите, что значительно увеличились объёмы инвестиций в последние годы, начиная с 2008 года и в 2011 году, они составили 93 млрд рублей. При этом отмечается одна существенная зависимость, вот с правой стороны график показывает сальдированный финансовый результат работы угольных компаний, и мы видим, что 90%, наверное, средств, которые остаются после налогообложения у компаний, расходуются в основной капитал угольных компаний, то есть в те инвестиции, которые позволяют начинать новые разработки и внедрять новые современные технологии. Здесь же, на этом слайде, я хотел показать, что цены при этом на внутреннем рынке и стоимость перевозки здесь несколько отличаются, и мы видим, что услуги портов выросли за последние 10 лет почти в 6 раз, стоимость перевозки на экспорт в 4,3 раза, при этом цены на внутреннем рынке на энергетический уголь всего в 3,4 раза выросли, а цена на ФОБе на коксующийся уголь и на энергетический уголь выросла от 3 до 3,5 раз. То есть мы отмечаем, что на самом деле издержки растут такими же темпами, как цены, а, возможно, в некоторых случаях, как по портам и по железнодорожным тарифам, более высокими темпами.

На следующем слайде показаны целевые ориентиры программы к 2015, 2020 и 2030 годам. Они достаточно амбициозны и предусматривают последовательную модернизацию и обновление производственных мощностей, практически пятикратный рост производительности труда, трёхкратный рост рентабельности активов и повышение не менее чем в 2–3 раза основных показателей уровня промышленной и экологической безопасности отрасли. При этом в бюджет примерно в 1,5 раза будут увеличены расходы.

Каковы главные пути решения проблем и достижения этих целевых показателей? Во-первых, в угольной отрасли необходимо обеспечить сбалансированность, как я уже сказал, политику развития электроэнергетики, транспорта и угольной отрасли, создать новые центры угледобычи на месторождениях с благоприятными горно-геологическими условиями, которые могут обеспечить мировой уровень производительности, безопасности труда, качества продукции. Это предусматривается программой.

Третье, предполагается создание современных производств на базе технологий комплексного использования ресурсов угольных месторождений, в том числе это добыча шахтного метана и развитие углехимии, и также отдельным направлениям необходима модернизация действующих предприятий на основе инновационных технологий, завершение в том числе реструктуризации угольной промышленности.

И, наконец, очень важный момент – создать систему планомерного выбытия неэффективных мощностей, которой на сегодняшний день фактически нет.

Прошу следующий слайд показать. Это основные направления приоритетов развития железнодорожной инфраструктуры, в основном это развитие Байкало-Амурской магистрали, пропускной способности Междуреченск–Абакан–Тайшет под развитие Элегестского месторождения угля в Туве, в Кызыле, и развитие промышленного железнодорожного транспорта в Кузбассе.

Здесь я показываю, что у нас одним из драйверов будет являться ввод основных генерирующих мощностей, работающих на угле. К 2030 году мы ожидаем примерно 26 ГВт дополнительных мощностей, которые будут введены, это станет также источником спроса на угольную продукцию.

Также существует большой потенциал роста на уголь при переходе цементных заводов на сухое производство и появлении новых мощностей, по нашей оценке, это даст дополнительно до 20 млн т спроса.

И очень существенным и важным моментом является обогащение угля. Динамика обогащения переработки угля будет достаточно высокой, более 100 млн т будет дополнительно обогащено в перспективе, и намечается довести уровень обогащения до 60%, что позволит действительно существенно увеличить качество угля и продукцию его переработки, его стоимость. И что очень важно для транспортной отрасли, снизится объём перевозки рядового угля, то есть более важным будет переработанный уголь возить, который занимает меньший объём в транспортировке.

Далее. В рамках развития и обновления производственного потенциала предстоит существенно обновить основные фонды к 2030 году почти на 100%, при этом инвестиции существенно увеличатся, но и изменится региональная структура добычи угля. Западная Сибирь – доля уменьшится с 58% до 45%, Восточная Сибирь – доля увеличится с 26% до 32%, и, как я уже сказал, это будет основным источником для обеспечения спроса и конкуренции на восточном рынке.

Пожалуйста, дальше. Здесь показан ввод/выбытие основных мощностей. Я бы обратил внимание на правую часть слайда: по количеству шахт и разрезов видно, что по состоянию на 2011 год было 206 шахт и разрезов, к 2030 году их количество уменьшится на 60 и появится в том числе порядка 60 новых шахт. Это огромные капитальные вложения, это серьёзная разработка новых месторождений в центрах….Пожалуйста, дальше. Здесь показан ввод/выбытие основных мощностей. Я бы обратил внимание на правую часть слайда: по количеству шахт и разрезов видно, что по состоянию на 2011 год было 206 шахт и разрезов, к 2030 году их количество уменьшится на 60 и появится в том числе порядка 60 новых шахт. Это огромные капитальные вложения, это серьёзная разработка новых месторождений в новых центрах угледобычи: это Якутия, Хакасия, Тыва, Дальний Восток, Сахалин и Забайкалье. Пожалуйста, дальше. Здесь как раз показаны новые центры угледобычи.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Я хотел сказать также о том, что Правительством сегодня уделяется серьёзное внимание угольной отрасли и на сегодня принято очень много поручений и решений, которые позволяют в том числе принять законные нормативные акты в части безопасных условий ведения горных работ, развития угольной отрасли. Здесь это показано. Я хочу сказать, что на последнем совещании, которое состоялось в Кемерове, было дано 38 поручений, из них 22 уже выполнено, 7 находятся на исполнении, ряд поручений ещё не выполнен. Пожалуйста, следующий слайд.

Я хотел остановиться уже в заключение на вопросах, требующих решения. По части из них уже были даны ранее поручения федеральным органам исполнительной власти, которые выполнены. На некоторых из них я хотел бы остановиться. Первое – это, на мой взгляд, необходимо серьёзно ускорить принятие программы (это в первой части написано) подпрограммы «Современные средства индивидуальной защиты и системы жизнеобеспечения подземного персонала угольных шахт». Поручение о разработке этой программы было после аварии на шахте «Распадская», и оно на сегодняшний день разработано как подпрограмма федеральной целевой программы «Научно-технологическая база». Это примерно по 3 млрд расходов в год. В основном это расходы научно-исследовательского, опытно-конструкторского характера, на разработку новых современных средств индивидуальной защиты населения. Министерство экономического развития поддерживает принятие этой программы. Мы могли бы уже её в этом году принять. Просьба поручить Министерству промышленности и торговли внести эту подпрограмму, не дожидаясь, пока в целом будет разработана федеральная целевая программа, научно-технологическая база. В основном из-за этого у нас задержка идёт.

Следующий момент: не выполнено поручение, которое ранее было дано, о создании ликвидационных фондов, то есть механизм, который предлагается для создания механизма ликвидации в будущем шахт. Этот процесс неизбежен, как я показал на предыдущих слайдах, но при этом нет на сегодняшний день источников. У компаний, осуществляющих на сегодняшний день разработку и добычу угля, источника фактически нет. И ранее было предложение, которое уже было одобрено, но не реализовано: дать возможность относительно себестоимости некие средства резервного характера, которые бы в перспективе могли составить источник как расходы будущих периодов для формирования резерва на ликвидацию шахт, связанных с переселением населения и с экологическим ущербом от ликвидации шахт.

Следующий момент: необходимо завершить работу Министерства регионального развития по внесению изменений в Градостроительный кодекс в части наделения Правительства полномочиями по утверждению состава проектной документации на строительство горнодобывающих предприятий. Сейчас это не отрегулировано, все федеральные органы исполнительной власти фактически самостоятельно принимают решения, и это должно быть законодательно закреплено. Следующий момент: принять поправки в законодательство в части корректировки и утверждения производственных мощностей. Есть проблемы, связанные с тем, что на сегодняшний день Министерство природных ресурсов в лице Роснедр даёт лицензию, при этом устанавливает там мощности, проверяет это Росприроднадзор, наказывает за недостижение уровня мощности, согласовывает на самом деле Ростехнадзор ежегодно, и данные эти рознятся, что приводит к тому, что компании получают наказания за неисполнение разрозненных решений разных федеральных органов власти.

Ещё один момент, на котором я хотел остановиться, – это реструктуризация отрасли. Вы сказали в своём слове вступительном о том, что данная программа реализуется. Действительно, у нас предусмотрены средства в федеральном бюджете на окончание реализации программы реструктуризации отрасли, которая действует с 1994 года. Но у нас не предусмотрен ряд средств, которые мы заявляли во время формирования бюджета, они есть в 2012 году, на 2013 год, 2014 год. Не хватает 1 млрд 780 млн рублей на 2013 год, на 2014 год – 1 млрд 894 млн, на 2015-й – 1,5 млрд рублей. О чём идёт речь? В первую очередь это окончание переселения жителей, которые попали под ликвидацию шахт, и в этой части не хватает примерно 580 млн рублей на окончание переселения оставшихся жилых домов и жителей.

Второй момент – это технические работы по ликвидации организаций угольной промышленности. Уже реализовано 999 объектов проектов ликвидации угольных шахт и разрезов. Остался всего 51 объект на общую сумму 13 млрд 386 млн рублей. В основном это объекты, которые в Пермском крае, в Кузбассе, в Ростовской области. И, на наш взгляд, эту программу следовало бы закончить. Я Вам хотел показать слайды, на что, на какие цели необходимо выделять средства. В первую очередь это очистные сооружения отводных кислотных вод, которые выходят из шахт после ликвидации, закрытие шахт, тушение породных отвалов, рекультивация земельных участков, капитальный ремонт, реконструкция и создание очистных сооружений. Мы не просим сейчас все 13 млрд рублей, мы считаем, нужно сохранить тот уровень, который был в 2012 году – это примерно 1,3 млрд рублей, и хотя бы на 2013-й, 2014-й и 2015 годы из 13 млрд предусмотреть 3,9 млрд рублей. Это позволит нам такими темпами к 2018 году завершить мероприятия по реструктуризации угольной отрасли. Большая просьба нам в этом смысле помочь. С Силуановым Антоном Германовичем, Министерством финансов, я разговаривал, он также готов рассмотреть сейчас, в период формирования бюджета, и поискать эти ресурсы.

И последний вопрос, касающийся ликвидации высоко убыточных шахт, не имеющих государственной собственности. Вы знаете, что недавно, 27 числа, произошла авария на шахте в Прокопьевске. Я хотел бы заострить внимание на том, что в Прокопьевске на сегодняшний день находится несколько шахт, по-моему, пять или семь шахт (мы с губернатором сегодня говорили), которые являются наиболее взрывоопасными, газоопасными, то есть с технологической точки зрения, и там на сегодняшний день вертикальные выработки. Практически эти шахты на сегодняшний день планово убыточные, они являются социальными обязательствами тех предприятий, которые сегодня содержат эти шахты. Мы бы хотели предложить: для того чтобы в перспективе исключить максимально какие-то последствия от того, что эти шахты будут продолжать эксплуатироваться и существенно улучшить ситуацию с аварийностью, чрезвычайными ситуациями, закрыть эти пять шахт и подготовить такую программу. Я знаю, что Кемеровская область и Аман Гумирович (А.Г.Тулеев) уделяли этому внимание и соответствующие наработки есть. Если Вы нам поручите, мы могли бы предложить такую программу, которая бы позволила бы нам закрыть этот вопрос. У меня всё, спасибо большое.

Д.А.Медведев: Спасибо, Александр Валентинович. Доклад содержательный, хотя вы обещали сделать его чуть-чуть покороче. Но теперь уже не получилось, и время для выступления других коллег, соответственно, уменьшилось. Настоятельная просьба говорить только о самом существенном и формулировать предложения по совершенствованию либо нормативной базы, либо тех или иных институтов, которые важны для отрасли.

Я предлагаю выступить руководителям и собственникам соответствующих предприятий. Владимир Валерьевич (обращаясь к В.В.Рашевскому – гендиректору ОАО «Сибирская угольная энергетическая компания»), давайте с вас начнём, потом другие что-то добавят.

В.В.Рашевский: Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Добрый день, уважаемые коллеги! Несколько соображений с позиции участников отрасли. Как Вы правильно сказали, за последние десятилетия отрасль действительно сделала большой скачок в эффективности и объёмах. Особенно заметны позитивные тенденции здесь, в Кузбассе. По сути, здесь произошло угольное экономическое чудо: из тех 100 млн т добычи, которые добавились за последние десятилетия, 90% – это Кузбасс. И происходит это именно благодаря выверенной политике губернатора и администрации, которые чётко понимают потребность. Хотелось бы, чтобы так было во всех регионах. За последние годы большое внимание было со стороны органов федеральной власти, в результате сформирована стратегия отрасли, которую Александр Валентинович (А.В.Новак) сейчас вкратце нам изложил. Она показывает, что планы увеличения добычи практически предполагают полуторакратный рост. Вместе с тем нам кажется, что потенциал у нас как у страны существенно больше. Россия имеет вторые в мире запасы, на пьедестале с нами есть ещё США и Китай: США добывают 1 млрд т, Китай добывает 4 млрд т, мы – 300 млн т.


 Полный текст статьи 

http://правительство.рф/docs/20000/video.html

Интернет-портал Правительства РФ 06.08.2012



Просмотров: 215 | Добавил: vopeople | Теги: уголь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0