Суббота, 24.07.2021, 16:31

Приветствую Вас Гость | RSS

Главная » 2012 » Декабрь » 8 » Гендиректор ООО «Разрез Аршановский» Юрий Бугаев: Я делаю дело, которое знаю, как делать
10:52
Гендиректор ООО «Разрез Аршановский» Юрий Бугаев: Я делаю дело, которое знаю, как делать

К встрече с гендиректором ООО «Разрез Аршановский» Юрием Бугаевым корреспондент ИА «Хакасия» готовился два долгих дня. Изучал документы, статьи, возмущенные крики, гневные эмоции, заявления, слухи, сплетни, слова, сказанные на известном экологическом митинге...

Вопросов, таким образом, возникло масса. Но...

Вместо интервью получился практически монолог человека, который ответил на почти все так и не заданные корреспондентом вопросы.

- Есть такая программа развития Алтайского района. Она утверждена. Здесь есть страница «Перспективы развития района» и там написано: «создание ДВУХ УГОЛЬНЫХ РАЗРЕЗОВ». Это было одобрено районным советом депутатов еще в 2010 году. Это впервые в районе, это стратегическая программа, вошедшая в общую программу развития Хакасии.

- Которая была одобрена и согласована правительством Хакасии...

- Соответственно. И поэтому сейчас, когда говорят «знаю, не знаю, про разрез ничего не известно»... Это все не совсем умно. Второе. В 2010 году «Роснедра», а затем министерство природных ресурсов РФ опубликовало свою программу развития. Было опубликована информация о 55 участках в РФ, которые вошли в программу развития Сибири и Дальнего Востока в свете энергопрограммы до 2030 года, утвержденной еще президентом Владимиром Путиным.

В соответствии с этим федеральное агентство, имея все документы, приступило к действиям. А это месторождение было разведано еще в 60-70 годы, полностью оконтурено, поставлено на государственный баланс, классифицировано. Когда разведаны все запасы, то государство говорит: надо его использовать.

Все недра принадлежит государству.

И вот в декабре 2011 года в газете «Хакасия» было опубликовано объявление на конкурс на право пользования недрами с целью разведки и добычи каменного угля на участке Аршановский 1 Бейского каменноугольного месторождения в Республике Хакасия. И через 3 месяца, 23 апреля, был проведен конкурс. Три месяца это публиковалось! Документы все имелись в «Хакаснедра»!

Там все это было согласовано со всеми министерствами и комитетами Хакасии. И мы познакомились с этой документацией, был определен стартовый размер разового платежа за пользование недрами добываемого угля, там 680 млн тонн угля марки ДГ. Это энергетика, а не коксующиеся угли. Затем месторождению была выставлена на конкурс цена в 620 миллионов рублей.

Это было все опубликовано! Потом в апреле состоялся конкурс. На конкурс вышли СУЭК-Хакасия, ООО «Разрез Аршановский» и ООО «Шория Кузбасса».

Мы выиграли — чем? Тем, что предложили эффективные технические решения, в т.ч. предложили барражную систему. Это когда все огораживается стеной 15 метров, делается откачка, сооружения, потому что там подземная река.

Плюс у нас оказалось более современное оборудование и мы представили программу социального развития Алтайского района.

Согласовали, все сделали. И опять-таки все данные брали у администрации Хакасии, потому что мы никого тогда здесь не знали. Когда прошел конкурс, мы получили лицензию.

И в ней сказано: определены границы 16,1 кв. км. до 150-200 м. Ни о каких 500 метров глубины там и речи не идет.

Отвод земельного участка в окончательной границе и оформление земельных прав пользователя осуществляется в порядке, предусмотренном российским законодательством после утверждения технического проекта.

Когда техпроект утвердится и согласуется с экспертизами — вот тогда мы окончательные границы сделаем. И здесь уже все определено! Если мы нарушим лицензию, у нас разовый платеж не возвращается.

Не позднее разных сроков по годам, что указано в лицензии, мы должны много сделать по рациональному использованию. Это все нас потом проверяет «Хакаснедра», государственная организация!

И самое главное, по охране окружающей среды. Без этого, пока мы не построим очистку карьерных вод, локальные очистные, утилизацию — мы не сможем начать работать.

И вот здесь же определены обязательства по участию в социальном-экономическом сотрудничестве с Алтайским районом. Договор в стадии заключения с Алтайским районом, на 17,5 млн рублей. Мы обязаны это делать.

И в год мы будем давать две тысячи тонн угля населению района — это благотворительность. То есть бесплатно. Это работники разреза получают уголь бесплатно, малоимущие, семейные, а те, которые прописаны на территории района, учителя, врачи - они бесплатный уголь получают.

И когда начинают по незнанию говорить.... Надо же знать! Все взаимоотношения недропользователей с администрацией района четко оговорены документально, на основе социально-экономических соглашений. Это опять-таки контроль со стороны «Хакаснедра». Эти соглашения хранятся там в лицензионном отделе. Социально-экономическое соглашение с республикой будет согласовано позже.

- Кому в таком случае выгодна вся эта компания по дискредитации этой темы? Кто эти силы?

- Я могу только предположить. Давайте рассуждать логически. Здесь есть разрезы. Собственниками их являются «СУЭК-Хакасия» и «Русский уголь». Они здесь были давным-давно. А у СУЭК в программе стояло даже освоение этого месторождения. Они выходили на конкурс. Победили мы.

Теперь дальше. Строительство Аршановского разреза 6-7 млрд рублей ориентировочно. Мощность основных пластов 17-18 метров, там есть и меньшей мощности пласты. И им сейчас нужно вкладывать примерно столько же в свои разрезы существующие, которые вырабатываются. А тут новое производство, другой экономический эффект! И вдруг приходим мы, да еще говорим: мы не будем в процессе работы пользоваться вашей железной дорогой, а построим свою, у нас в плане своя дорога и выход на станцию Хоных, чтобы быть автономными, не зависеть от конкурентов.

Тут мне говорят и пишут: уголь пойдет в Китай, нам опять ничего не достанется... Знайте: Китай расходует в год 4 млрд тонн угля в год, а вся Россия добывает 300 млн тонн с небольшим. Тем более, что так далеко везти уголь невыгодно! Возможны поставки угля Новосибирскэнерго, Алтайэнерго, есть ЖКХ все. Мы ведь чем выигрываем? Бурый уголь хуже, отсюда и конкуренция. Разрезы, которые здесь есть, отправляют уголь на экспорт, и тут остается уголь не лучшего качества, который идет в сферу ЖКХ. А тут приходим мы, а на разрезе уголь находился под водой миллионы лет, он не окислен, очень хорошего качества, и мы входим в этот рынок.

И естественно, это не нравится! Мы ведь еще можем продавать по нормальной цене на уголь. Более низкая себестоимость нашего угля — это реально первые 10-15 лет.

И разумеется, отсюда все это идет. Вот это настроение тех людей.

Я спрашивал в Аршаново — хорошо, победили мы, а если бы победила СУЭК-Хакасия? Другой вопрос, говорят! Вы чужие! Я говорю — мы все в Российской Федерации, какие ж мы чужие.

Так что это просто конкурентная борьба, но несколько не чистая, я думаю.

Кстати, СУЭК уже подсчитал: если мы начнем добывать 3-4 млн тонн угля, они на этом теряют около миллиарда. Потому что надо будет понижать цену, надо будет повышать людям зарплату. А мы можем взять только повышением социального обслуживания и более высокой заработной платой.

Что? Экологи? Ну, не специалисты... должен здесь разбираться профессиональный эколог.

Теперь о земле вопрос. На сегодняшний день прорабатывается вопрос об аренде муниципальных земель. Эти муниципальные земли, которых нам хватит примерно на первые 7-8 лет. И приходит люди — моя земля! Но почти ни у одного земля не оформлена так, как положено, по документам.

И мы к этим землям подойдем только через 7-8 лет.

Теперь о криках «пастись негде». Есть закон. Есть муниципальное образование Аршаново, которое должно организовывать культурные цивилизованные выпасы, пастухов нанять, пасти в определенном месте, это у них заложено в смете. Я уже выходил с предложением — давайте мы наймем вам двух пастухов, купим лошадь! И пасите, где положено по закону, а не где попало.

Все должно быть в рамках закона. Мы не нарушили ничего.

Что еще осталось? А-а, питьевая вода в Абакане будет якобы отравлена!

Вы знаете, что в Абакане есть водозабор — и никакую воду в Абакане жители из реки не берут, это подземные скважины работают.

Теперь о воде. Вода на 4-5 метров на глубине, там большое содержание кадмия, железа, это последствия алюминиевого завода. Вся вода, что ниже — там река. А у нас очистные сооружения будут, отстойники, после этого она пойдет в Абакан. Но без этого очистного обеспечения нас моментально остановят! И по нормам, а они уже международные в России, очень жесткие, и у нас стоимость очистных сооружений будет около полутора миллиардов рублей!

Есть же комитет по экологии республики! Они пришли, замерили — и тут же нас всех остановят. А роза ветров — 5 лет здесь это все изучалось!

А претензии якобы археологов? Мы археологам дали задания обследовать эти земли, 500 тысяч рублей заплатили. Никаких нарушений! Вот, кладбище, говорят, старинное, древнее. Мы говорим — покажите, давайте разговаривать. На тот участок, на которые они указывает — мы к этому участку, в этом направлении подойдем только лет через 60!

- Вы хотя бы на секунду предполагали, что столкнетесь с такими эмоциями и таким непрофессионализмом?

- Мне 67 лет. Я здесь в течение года. Я всю жизнь экономист, в Кузбассе прожил много лет, главный бухгалтер разреза, главный экономист шахты, директор по экономике объединения, управляющий банком, 15 лет - эксперт в департаменте угольной промышленности. Я был на всех ваших разрезах и шахтах в Хакасии.

Я знал, что будет нелегко и строю не первый разрез. Привлек профессионалов. И делаю дело, которое знаю, как делать, и желаю всем добра и здоровья.

ИА Хакасия 03.12.2012

Просмотров: 930 | Добавил: vopeople | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0