Понедельник, 26.07.2021, 01:54

Приветствую Вас Гость | RSS

Главная » 2010 » Май » 18 » Пояс шахтера. Кто взорвал “Распадскую”?
21:45
Пояс шахтера. Кто взорвал “Распадскую”?

Трагедия на шахте "Распадская” закономерна. И скорее всего далеко не последняя. Технологии по добыче угля в России обгоняют технологии по безопасности шахт лет на сто. Шахтер тот же смертник. Но это не злой рок профессии. Это фактически организованное убийство. Обозреватель "МК” побеседовал с настоящими специалистами горного дела, научные разработки которых никому особо не нужны.

Анатолий ДЖИГРИН и Георгий ПОЗДНЯКОВ работают в одном Институте горного дела им А.А.Скочинского в Люберцах. Оба — доктора технических наук. Оба — из донских казаков. Вроде занимаются одним делом — безопасностью шахт, но по сути — люди совершенно разные. Можно даже сказать — противники. Первый — всеми силами внедряет разработанный институтом прибор, который в случае взрыва метана в шахте не дает этому взрыву распространиться на многие километры. Этот прибор позволяет сократить количество потенциальных жертв с сотни до десятка. Второй — ратует за введение мониторинга безопасности шахт (специальный прибор для такого мониторинга тоже имеется). А с введением такого мониторинга взрывы на шахтах можно вообще свести к нулю.

Заслоны-убийцы

— Нельзя сказать, Анатолий Владимирович, что вы со своими разработками совсем уж никому не нужны. Ваши приборы по локализации взрыва метана стоят на многих шахтах и в России, и за границей, в частности на Украине. Но ваши приборы стояли и на донецкой шахте имени Засядько, где в ноябре-декабре 2007 года погибли 106 человек…

— Но эти люди погибли за старыми системами безопасности — за сланцевыми и водяными заслонами. А на тех участках, которые защищали наши системы, люди не погибли. 

— То есть на шахте стояли системы двух видов? 

— Да. Наша — современная. И устаревшая, которая применяется с XIX века. В частности — сланцевые заслоны. Их устанавливают в основных транспортных цепочках — в конвейерных выработках, в капитальных выработках. А наши системы стоят в тупиках, на сопряжении очистных забоев, в тех местах, где невозможно организовать эффективный сланцевый заслон. 

— Ваша система используется только как вспомогательная? 

— Да. К сожалению. 

— Приведите примеры, когда ваши системы спасли хоть одну шахтерскую жизнь. 

— За нашими системами не погиб ни один человек с 2006 года. Первая авария случилась на шахте "Томская”. Стояли две наши системы, никаких сланцевых заслонов там не было. Взрыв произошел локальный, погибли 2 человека. Ни влево ни вправо взрыв не пошел. Из забоя вышло несколько десятков шахтеров. На шахте "Ульяновская” погибли 110 человек. Все погибли за старыми заслонами. Наши системы стояли на вентиляционном и конвейерном уклонах. Взрыв остановился через 300 метров. Ствол остался целым, поверхность не разрушена. На шахте "Юбилейная” — 39 человек погибли. Опять за сланцевыми заслонами. Наши две установки защищали только наклонные стволы. Взрыв не прошел. Через месяц взрыв на шахте "Воркутинская”. В очаге погибают семь человек. На поверхность через наше аэрозольное облако выходит вся смена — беленькие, потому что порошок в наших установках белый, без ожогов, без отравлений. На шахте Засядько на Украине 106 человек погибли — и тоже за старыми сланцевыми заслонами. А наши системы останавливали эти взрывы через 300—350 метров, выработки целы, завалов нет, пожаров нет, оборудование цело. И эксплуатация наших систем в 20 раз дешевле. 

— А почему сланцевые заслоны, которые стояли и на "Распадской”, не справляются? 

— Учеными давно установлено, что если взрыв движется со скоростью, превышающей 300 метров в секунду, ни водяной, ни сланцевый заслоны не работают. Пламя уже ушло, а сланцевое облако только сформировалось. Системы защиты из позапрошлого века, а нагрузки другие, техника другая. Угольной пыли больше, метана больше, сечение выработок больше. Все это позволяет взрыву разогнаться до 1000 метров в секунду. 

— Люди на шахтах гибнут постоянно, системы безопасности устарели, а новые системы используются только как вспомогательные. Почему так, Анатолий Владимирович? 

— Одно министерство занимается добычей, другое разрабатывает документы. Есть инструкции, которые чиновники не могут переписывать каждый день, и они действуют десятилетиями. А по этим инструкциям сланцевые заслоны допустимы. И за гибель людей на "Распадской” никто не ответит, потому что формально все в рамках инструкции. Если чиновник сознает опасность и саботирует внедрение технологий — его надо судить. Если не сознает — его надо гнать.

Грязь-убийца

— Георгий Акимович, вы в отрасли 50 лет. Помните, чтобы сланцевые заслоны кого-то спасли? 

— Даже теоретически из 300 сланцевых заслонов срабатывает только один. Может, он где-нибудь и сработал, но никто не видел. Взрыв такой может быть в шахте, что ни одна система его не задержит, даже самая современная. Просто надо выполнять профилактические работы как положено. Делать все, что в паспорте написано. Вовремя очищать шахты от угольной пыли, которая и является главным убийцей, а не метан, про который все говорят. Взрыв пыли, инициированный метаном, когда взрывная волна ее подняла, а огонь поджег, гораздо мощнее локального взрыва самого метана. Это та же самая водородная бомба. Пыль надо убирать вовремя. И чтоб это можно было проконтролировать и запротоколировать и при необходимости подшить результаты мониторинга к уголовному делу. Чтобы эксперты, которые разрешали вести работы и паспорта безопасности выдавали, тоже несли ответственность. И вот когда такой мониторинг будет, собственники сами будут бегать за современными безопасными технологиями и за чистотой в выработках будут следить не за страх, а за совесть. Как в Германии, где уже 20 лет ни одного взрыва. Потому что иначе тюрьма — и без хитростей!

 Размещено 13 мая 2010 20:43

 www.mk.ru

 © 1919 – 2010  Редакция газеты «Московский Комсомолец»

 


Просмотров: 360 | Добавил: vopeople | Теги: Что случилось с Распадской, что произошло на Распадской, директор шахты Распадская, авария на шахте Распадская, кто виноват в аварии на Распадской | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0